Воспоминания о репрессиях советского времени и системе ГУЛАГа

Ида ЩУПАК: «Что было бы со мной, если бы дети узнали, что я дочь «врага народа»?»

Меня зовут Ида Щупак. Я родилась в городе Бобруйске, это Беларусь. Прожила там до войны определенное время, а потом в 15 лет мы переехали в Украину, и всю сознательную жизнь я провела в Украине, в городе Запорожье. В 2002 году мы переехали в Канаду, город Торонто, где проживаю по сегодняшний день.

ПОДРОБНЕЕ

Джек НЕЙХАУЗЕН: «Я понял, что вся ее семья была уничтожена, а она отсидела 20 лет»

Это интереснейшая и важнейшая тема в наши дни. Потому что люди моего поколения — они, наверное, последние свидетели ГУЛАГа. Люди, которые либо сами там были, либо общались с теми, кто был в лагерях, кто там страдал, кто был выслан, кто попал туда, в тот ГУЛАГ.

ПОДРОБНЕЕ

Нестор МЫХАЙЛЕЧКО: «Режим вот этот, советская власть, удивительно жестоким был по отношению к своим людям»

Это трагедия. Это трагедия народа. Это трагедия вот этого кусочка земли, который занял СССР. Страдали все.

До 39-го года семья имела земли, лес, мельницу. Я знаю, что у отца был брат Онуфрий и три сестры.

ПОДРОБНЕЕ

Люба и Аэлита ФИТИНГОФ: «Kогда кто-то стучался в дверь, Роза пряталась в шкафу»

Меня зовут Люба Фитингоф. Это моя сестра Алла, Аэлита Фитингоф. Наши родные прошли Холокост и ГУЛАГ. Это была большая семья, и у нашего папы было четыре брата и три сестры. И очень интересно, что в одной семье у нас был и коммунист, и сионист, и будущий капиталист — это наш папа Бен Фитингоф.

ПОДРОБНЕЕ

Джек НЕЙХАУЗЕН: «Он в школе, бегая с детьми по коридорам, толкнул и разбил крупный бюст Сталина»

Моя семья была вообще-то необычная, поскольку моя мама была москвичка, комсомолка. Папа был настоящий рижанин, который был взят в армию, Советской Армией, когда они первый раз пришли в 39-ом году. Даже не будучи гражданином Советского Союза, его взяли в армию и спасли этим от гибели, потому что все родные погибли в рижском гетто.

ПОДРОБНЕЕ

Люба и Аэлита ФИТИНГОФ: «Они шли в ботинках, сделанных в Германии. На подошвах — немецкие буквы…»

Меня зовут Люба Фитингоф. Это моя сестра Алла, Аэлита Фитингоф. Мы родились в Риге, в семье, которая прошла Холокост и ГУЛАГ.

ПОДРОБНЕЕ

Джек НЕЙХАУЗЕН: «Он перебежал границу и сразу сгрохотал на 10 лет»

На этот раз мне очень интересно вспомнить человека, который дважды был в Сибири, дважды был в ГУЛАГе, и оба раза по 10 лет. И даже после этого, он верил в идею коммунизма. Насколько же изувеченным мог быть человек, загипнотизированым, что все эти обманы, испытания, трагедии не смогли сломать мораль человека.

ПОДРОБНЕЕ

Анатолий и Татьяна ЦАРЁВЫ: «Половина в Ухте сидят, а половина — охраняют»

Я Царев Анатолий, а это моя супруга. Я оказался в Ухте, где-то в седьмом классе, лет мне 15 было. А она родилась в Ухте.
У меня отец и мать работали главными бухгалтерами в “почтовом ящике”. Это тоже система МВД. И когда на Дальнем Востоке закрыли этот “ящик”, их отправили в Ухту.

ПОДРОБНЕЕ